Архив Апрель, 2015

         

Наурыз. За щукой в казахстанский Тургай!..

Написано- admin2. Раздел- Блоги

Говорят, что человек предполагает, а вот Бог располагает. Весело выезжая из раскисшего от весенней грязи Челябинска, мы не только предположили теплую погоду в далеком Тургайском крае, но и предусмотрительно ознакомились с научно-обоснованным интернет-прогнозом о легком (-2; -3) морозце, что в условиях высокого южно-казахстанского солнца сулило вполне комфортную рыбалку. Хотя уже тогда было странно думать, что… как же это?.. У нас +8, а там, у них, на тысячу километров южнее – минус! Брехня!.. Тает все, поди, еще хуже, чем у нас. Лишь бы проехать смогли по степному-то солончаку! Оптимистично-скептическое отношение к тамошней погоде было настолько сильным, что по совету друзей (в жизни их не буду больше слушать!) мы прихватили с собой на всякий случай резиновую лодку. Ну, а вдруг закрайки отошли, и там щука резвится в свежей воде?.. В итоге эта лодка стала поводом для стольких шуток, что если бы у неё были бы какие-нибудь, к примеру, резиновые уши – они сгорели бы от стыда, испуская типичные густые клубы ядовито-черного дыма. Где-то за Кустанаем гирлянды звезд в черном бархате неба стали как-то мутнеть, блекнуть, постепенно заволакиваться белесой дымкой и вдруг разом пропали в непроглядном молоке низкой облачности. Еще несколько минут и фары боевого «крузера» Жени Кузнецова буквально уперлись в стену густого тумана. Еще пару часов назад, в Карабалыке, когда мы ждали второй экипаж, заметно похолодало. Но тогда слова Валеры Лесового о том, что вчера утром у них было -15 вызвали у нас лишь хитрые улыбки, которые мы быстренько запили горячим чаем с лимончиком. А сейчас мы увидели эти самые -15 на экранчике бортового компьютера воочию. И не то, что бы мы сразу как-то сникли, но понимание перспективы ползти со скоростью 40 км оставшиеся 500 – явно меняет настроение не в лучшую сторону. И так отстаем от графика, на часах почти 9 вечера! И что бы уж совсем жизнь не казалась медом – садится левое переднее колесо. Пока проводим консилиум на бесконечно пустой ночной дороге, руки сами втягиваются в рукава, шеи – в воротники, тело, разморенное теплом салона скрючивается, и мы бежим спешно утеплять наш легкомысленно легкий «прикид». По границам светового круга автомобильных фар видна обочина, а на ней – покрытые шубой искрящегося серебряного инея кустики степной травы. Легко представляется собственное тело в таком же куржаке, если постоять на холоде еще с полчасика. Вот тебе, бабушка, и казахский Новый год – Наурыз! Подавляя озноб, принимаем решение: колесо подкачать и двигаться дальше, контролируя давление в шине. Запасное погребено под всем нашим барахлом и перспектива его погрузки-выгрузки просто ужасает. Пока Женя с выражением лица осужденного на пожизненную каторгу человека, обреченно давит ногой насос, мы торопливо забираемся в машину – поскорей из этого влажного, промозглого погреба… Пробитие колеса на местных, не сильно ухоженных дорогах – просто какой-то злой рок наших экспедиций! Вот так дальше мы и движемся: 200 км черепашьим шагом – подкачка колеса, бессмысленное выпучивание глаз в попытках обнаружить хоть какой-то намек на просвет в молочной мгле – и снова вперед, согреваемые слабеющей надеждой и остывающим в термосе чаем. В какой-то момент решаем предупредить нашего будущего проводника, казахского егеря Серика, что в назначенное время встреча не состоится, и слышим в телефонной трубке его недоуменное: «Как только к утру?.. Тут ехать – 500 км…» Вот – еще одно, неожиданное подтверждение теории относительности. Оптимистичный вы народ, братья-казахи… Одно слово – степняки. К слову о времени, расстоянии и скорости движения. На обратном уже пути я впервые воочию увидел такое философически-неторопливое средство передвижения как степная повозка. Параллельным курсом, по бескрайнему и ровному как стол пространству странно одетый человек вел под уздцы пару волов, впряженных в повозку с разновеликими колесами. Крупные сильные животные с мощными рогами неторопливо перебирали ногами, тащили по перемешанной со снегом глине пожитки и своих хозяев… Куда? Кто его знает. В огромной и пустой степи, размеченной только ниткой асфальта и линией проводов, они двигались, как призраки, как мираж странной машины времени, еле-еле, подобно тому, как незаметно для человеческого глаза перемещаются относительно линии горизонта мерцающие светила ночного небосклона или часовая стрелка на циферблате часов. И в эту минуту возникло какое-то печальное сильное чувство, что и они, мы и Серик – все мы явно из далеких, параллельных, затерянных в вечности Вселенной миров, и пересеклись только на этот единый, краткий миг. С трудом разлепляем глаза утром. Урчит теплым котом машина, перед нами фонарный столб АЗС, под которым под утро сорвалась в сонный штопор наша экспедиция. Сейчас светло. Мороз. Видно как мерцают в свете раннего утра по краям дороги полутораметровые белые барханы, оставленные недавним бураном. Где мы, кто мы и зачем нам вывалившаяся из багажа на заднее сиденье резиновая лодка?! Набираем Серика. Без всяких распросов, как будто разговаривали пять минут назад, радостно удивляется: «Уже приехали? Давайте ко мне! Сейчас будем пить чай, потом на реку, а колесом я сам займусь». Серик говорит по-русски, но его язык сохраняет все краски речи степняка: слова струятся как сильный ручей, перебирающий камни на дне: чуть глухо, но быстро, бодро, с привычными уже нам бурными эмоциональными всплесками в самых напряженных местах фразы, незаметно согревая и возвращая наши сердца в русло юмора и оптимизма. Заезжаем в поселок, не отрывая трубку от уха, быстро находим нужный нам невзрачный домик, обмазанный серой глиной с соломой, но со спутниковой тарелкой на крыше. Ставим машины во дворе – если так можно назвать пространство огороженное местами выставленными один на другой бетонными блоками. В просветах могут не только куры гулять, но фуры разгружаться. И все-таки это двор. У соседей вон вообще клочками на проволоку тростниковые пучки навязаны. Такая здесь видно суровая жизнь, сильно отгораживаться друг от друга не стоит… Если у человека, решившего по неосторожности просмотреть отчет О РЫБАЛКЕ хватило терпения дочитать до этих строк, то вы, видимо, очень большой любитель чтения А в свое оправдание могу сказать только одно: самые яркие впечатления в экспедициях оставляет рыбалка. А самые сильные – лично для меня – дорога. Может это потому, что штурвал, ответственность за машину и красные от недосыпа и напряжения глаза всегда оказываются у товарищей?? Спасибо им! Искренне восхищаюсь и благодарю:) Пьем душистый казахский чай в хорошо натопленном доме. Слушаем донесения с фронта. Тепла еще не было. Дороги к дальним плесам с трофейной щукой тоже нет. Два дня был буран. Поэтому ВООБЩЕ дальше дороги нет. Но! На наше счастье вчера неизвестные казахстанские рыболовы, приехавшие вместе с бураном, нашли и оплатили трактор. Поэтому, есть 4-х километровая дорога к ближайшей отрезку Тургая. Дальше в пределах не заросшего русла можно попробовать двигаться на пару километров в обе стороны. И уже во время козлиных скачков машин по расчищенной, промороженной степи узнаем последние известия: проснулся зурман! Прилипаем к стеклам. Действительно, на снежной скатерти метрах в 50-ти стоит теплый желто-коричневый столбик! Суслик. Вон – еще один. А вон бежит, переливаясь остатками жара по толстеньким бокам, подальше от дороги. Странно! Зачем зураманам просыпаться в мороз?? Где трава и корешки? Неужели скоро, прямо вот-вот, весна? Брехня!.. Вон как сверкают слоем серебра тростники и камыши тургайского берега! Какие ослепительно синие краски проступают в морозном небе в свете восходящего солнца! Какими бриллиантами искрится ослепительно белый после недавнего бурана снег! Впрочем, хватит любоваться красотами природы – все на выход, прибыли! Это наши машины, съехав в неширокое русло и промчавшись по заснеженному льду метров 500, встают посреди «тройника». Так Серик называет слияние Тургая с неизвестным ручьем, уверенно тыча пальцем в лед под ногами: вся рыба здесь! Верим. Он местный. Да и выбора нет. Дальше по руслу явные бугры снежных переметов. Поскольку ловить собираемся щуку, отправляем меньшую часть экспедиции в моем лице на поиск и ловлю живца. Остальные почти принюхиваясь к белой пелене скованной льдом реки, сверлят лунки под жерлицы. Наша главная надежда – Валера Лесовой – сходу попадает буром в черный ил. Мелко. Хотел поближе к тростнику. Серик как живая машина за то же время высверливает три прямо посередине овального, оправленного в заросшие тростником берега, залива. К ним тут же припадает с удильником наперевес Женя Кузнецов. Хищно посверкивает блесна – нас уговорили взять побольше и пожелтее. Глубина метра три. Поклевок пока нет. Нами движет какая-то мрачная лихорадка азарта, накопленного почти за сутки пути. Пыхтя и подозрительно поглядывая друг на друга, все сверлят, блеснят, перебегают под скрежет ледобура с лунки на лунку, торопливо готовят жерлицы и удочки. Над нашими головами физически ощутимо, как зыбкое марево, нависает миф о Тургае, стране огромных щук и невероятных трофеев. Где-то в мозжечке звенят и копошатся отголоски всех когда-либо услышанных рассказов о кишащих рыбой казахстанских речках. Поэтому, когда под бескрайним куполом неба взвивается крик «Горит!» все как завороженные замирают и впиваются глазами в Рината, над чьей жерлицей трепещет алый лоскуток ткани. «Не мотает, плохой признак», – по-доброму замечает Валера, не переставая прибирать привезенных с собой живцов. Живцы, к слову, оказались менее выносливыми, чем рыболовы, но пока подают признаки жизни, вяло шевеля жабрами. «Что там?!» – почти хором взревыаем мы. «Сошла», – констатирует Ринат, разглядывая трупик покусанного чебака. Первый блин комом. Это как то освежает наши распаленные воображением мозги. Раз сошла, значит не крупная?.. Просто не повезло с первого раза? Или зря поторопились мы, или жора нет у рыбы? Все сомнения разрешает вторая сработка. К жерлице мчимся мы с Валерой: «Мотает, Пал Фёдорыч, мотает!». Падаем на колени, как верующие перед святыней, леска в руках, пауза, рывок, и быстрыми движениями Валера вытаскивает на заснеженный лед рыбу. … Шурогайка. Мелкая такая щучка, как бы у нас на Улагаче. Я смотрю с недоумением на Валеру, он – на меня: «Второй блин… не комом», как-то не очень воодушевленно замечает он. Можно сколько угодно ломать копья в спорах есть ли у человека экстрасенсорные возможности, или нет, что такое всякие там битвы экстрасенсов – в большей степени реалити-шоу или же ловкие фокусы телевизионных мошенников. Но, здесь и сейчас, в эту самую секунду в мозгах что-то щелкает, и неведомый автор в искрящемся осыпающимся инеем небе зажигает невидимые другим огненные буквы: «Рыбы будет мало, и она будет мелкая». Сбылось или нет? Если брать наши челябинские уловы – нет. Каждый участник экспедиции привез домой килограмм 25 щуки и добротного окуня грамм от 300 до 700. У каждого в мешке оказалась 1- 2 пятнистых хищниц на пятерочку и средней россыпи» голов 6 – 7. С точки зрения Тургая… Какого? Того, из прошлого – явно впустую. Сегодняшний – радует трофеями уже гораздо реже. Да и такие дальние броски всегда чреваты тем, что по дороге можно разминуться с удачей. Особенно на стыке времен года. Капризен он, рыбацкий фарт! Так что троечку с плюсом рисуем себе вполне, на мой взгляд, заслуженно. А как же все-таки рыбалка?! Конкретно – как, спросите вы. Ну, тут все детали и подробности в «Простых радостях», что готовы радовать всех любителей рыбалки как всегда на телеканале «ОТВ-Челябинск» по средам 17:50 и по пятницам в 08:10. Для наших «зарубежных» товарищей пульсирует негасимым светом в Сети интернет-канал одноименного названия! Заходите, подписывайтесь, пишите, «лайкайте» и оставайтесь с нами! И, конечно же, дружными рядами, бодрыми колоннами сообщаем, что именно вы бы хотели получить от вступления в серьезный клуб «Простые радости». Будем друзьями:) P.S. Еще мы поймали в Тургае несколько некрупных язей (самый толстый бодался 15 минут на леску 0,1!); добыли неизвестную рыбку типа миноги с 8-ю усиками возле рта; открыли волшебную рабочую лунку с толстыми икряными окунями при слое воды в 30 см; слышали, как в тростниковых зарослях волки рвали зайца метрах в 100 от нас; разглядывали кабанов в бинокль и играющих лисиц без всякой оптики; жарили и вкусно поедали свежайшую щуку, ейную печеночку и икру; пережили внезапный за 6 часов переход с зимы на весну (с – 15 на + 6); загнали суслика на фотосессию; сожгли кисти рук и лица до язв на губах на слепящем казахском солнце. WLT8cjiBKlk 0duyTL3hmOk 5FE8iSOAVT4
Яндекс.Метрика
20936479