Клюнули на Казахстан.

Написано - Павел Прокопьев. Размещено в - Блог Павла Прокопьева, Блоги

– Эй, там, на баке, просыпайтесь – таможня на горизонте! Разлепив слипшиеся от мотонной дороги веки (предыдущую ночь провел на Увильдах), я булькнул из полторашки холодной колы, и уставился в полузапотевшее окно. За стеклом мелькал деревянный пригород Троицка – дома, домишки, домчуги. Одна халупа без стекол, у другой скворешня наперекосяк, у третьей забор не стоит, а лежит… Да-а, дожили нечего сказать! Раньше в Казахстан исключительно ради экзотики, так сказать, ради рыбацкого разнообразия мотались, потому как своей рыбы было всякой и на любой вкус.

А нынче наши водоемы усыхают (цикличность), относительно рыбалки повсюду законодательная неразбериха и рыба из озер «испаряется» (промысловики) чуть ли не на глазах. Грустно, ой как грустно! И что остается? Немногое – вспомнить молодость, заправить вездеход под завязку и отправится к «казаху на кулички». Может у нашего «меньшего брата», относительно рыбалки не такой бардак?! Хотя, бабка тоже думала, что у дедки все также хорошо, как 50 лет назад, однако детей что-то больше не получается! Так что, поживем, поглядим – казахских реалиев «поедим»… 10 Верхнетобольское водохранилище, на которое мы отправились на 2 дня (без учета дороги), это большой водоем (запруженный Тобол) с глубинами до 30 метров и разумеется рыбы здесь, во всяком случае в прошлом, и водилось и ловилось больше всех. В старые застойные времена в эти рыбные дали каждый день ходил поезд Челябинск – Джитогора, основным пассажиром которого был наш брат – рыбачок. Выглядело это так: покупаешь билет до станции Перелески (желательно в оба конца), берешь с собой флянчик 0.5, чтобы вечностью не казались 12 часов пути, и прощай Челяба суток надвое, а то и на три дня. Полсуток ехали по «цузой» стране – за окном раскосые казахские пейзажи, а в кубрике (плацкарт) рыбацкая веселуха – всяческие рыбные были и небылицы, карты, вино… Иной раз рыбачки, перекушав спиртного, такое устраивали, что приглашенная начальником поезда охрана, от греха подальше пряталась в туалет! По прибытию к месту дислокации, весь рыбачий люд выстраивался в колонну и через заснеженные поля и перелески, коих и было то всего два куста, с горки спускался к запруженной реке. Иногда приезжего нашего брата было так много, что людская «змея» вытягивалась в несколько сот метров, и ползти ей было, то есть нам рыбачкам, километров 5 – 6 до замерзшей воды. Путь конечно не близкий, особенно обратно на станцию, да в горочку, да когда на санях рыбы два мешка помимо прочего барахла. При этом некоторые из нас так «плакали и грустили», что выбрасывали газовые баллоны, буры и прочее, лишь бы просто до поезда доползти. Но сама рыбалка была, просто сказка – на любой вкус, размер и породу рыб. Кто-то ловил под берегом окуня и щуку, кто-то приезжал за рипусом, кто-то на глубине (от 20 метров) караулил муксуна. В общем, трудно было найти рыбачка, который на станцию возвращался пустым. И даже если такое случалось, вдоль дороги часто можно было найти мешки с рыбой, кои оставляли рыболовы, будучи не в силах весь улов до поезда дотащить! Затем перестройка, поезда сократили, и российские рыболовы стали осваивать другие, более доступные маршруты. И вот сегодня мы «ностальжируем» за 480 километров, дабы оказаться на прошлых «кисельных» берегах. 9 … За 20 минут разобравшись с погранцами, продолжаем накручивать километры уже по казахской земле. Калиновка, Банное, Паганка – вдоль трассы все те же харчевни, в которых когда-то, будучи на этих озерах, мы снимали угол (ночевка) и стол… Последняя остановка, в забегаловке на окраине Кустаная, где перед завершающим дорожным броском, закидываем в свои желудочные «топки» по двойной порции аппетитных мантов. «Ну, за окуней!» – казахский коньяк, в отличие от дымящейся закуси, на вкус оказался как автомобильная незамерзайка, а посему, не осилив и половину бутылки, покидаем кафешку и продолжаем путь… Казахстанская рыбалка. Если раньше, в Верхнетобольским водохранилищем заправлял Лисаковский рыбозавод (на водоеме стояли бригады, ловили, зарыбляли, продавали путевки), то нынче на запруженной реке творится что-то странное – это даже анархией сложно назвать. Все водохранилище каким-то образом поделено на мелкие участки, как садовый кооператив, где местные жители, исходя из своего надуманного внутреннего устава, осуществляют лов. Причем, с кем бы мы ни общались, все они на 100 процентов уверены в своих личных правах на водоем, и относятся к нему как к своей собственности. Прямо таки какой-то феодализм в космическую эпоху с кучей местных царьков! «Ну, все, подъем, прибыли…» – мы остановились на отвороте к берегу и в распахнутую водилой дверь тут же запрыгнула морозная ночь. От ее дыхания сразу же улетучилась вся дремота. Бр-рр, однако, не жарко! До рассвета время полно, а посему собрав провиант, все переходим в микроавтобус и накрываем походный стол… 4 Участок Верхнетобольского водохранилища (район кладбища) удобен тем, что он довольно близко подходит к трассе Кустанай – Джитыгора. Здесь (со слов сторожилов) как правило, каждый год стоит вагончик рыбаков, к которому от трассы трактором чистят тропу. Сам водоем в этом месте шириной около 2 километров, и имеет разнообразный подводный ландшафт. В прибрежной части водоема встречаются заливы, заливчики и затоны, в которых при не значительной глубине (1 – 3 метра) довольно много просянки, елочника и другой придонной травы. Это вотчина некрупной щуки и разнокалиберного окуня, которого здесь больше чем в океане сельдей. Далее, до русла идут глубины 10 – 12 метров с ямками, ямами и прочими неровностями, в которых любит стоять крупная щука и окунь – горбач, чей вес не редко переваливает за килограмм. На русле – 28 метров (больше не встречал), помимо всего прочего здесь обитает крупный рипус, сиг и муксун. Именно за этой рыбой мы и ездили в эти дали в прошлые времена. Но как поет Макаревич: «меняется все, в наш век перемен…», а потому сегодня не «до жиру» (не до сига), «горбатого» бы поймать! … Утром, едва сквозь замерзшие стекла пробился свет, мы сворачиваем ночевку, прогреваем транспорт и выдвигаемся по полузанесенной колее. До берега километра два, но каких! Сползешь с тракторной «борозды», на голубом вертолете волшебник спасать не прилетит. А потому не спеша, по чуть – чуть, с небольшой горочки «крутим педалями» к вагончику, который обдуваемый степными ветрами, черной точкой едва угадывается вдали… 3 …Тр-р-р-тр-р – треск белобокой сороки, которая с обмерзшей поленницы мигом взмахнула на крышу, это было единственное, что встретило нас при подъезде к занесенному снегом вагончику, на дверях которого ржавым боком дубел замок. Эх, мать наша женщина, не–по–вез–ло! Мы-то надеялись, что у нас на берегу будет теплая база с кроватями и «ночным горшком», задушевные казахи – рыбачки с информацией о том, где рыбу лучше ловить, а вышло, что не к нам повернулось «дышло»! Теперь придется в палатке или в транспорте ночевать. Лично мне без разницы, куда на час другой бок привалить, а вот два наших приблудных дедка – пенсионера, которые неизвестно чьих будут, без кровати с грелкой явно долго не проживут. А если метель или мороз?! Хорошо, что хоть кладбище недалеко (шутка!)… Да ладно, главное, на два дня домашнего коньяку бы хватило, а то у этих местных «Гюльчитай» все спиртное на их же паранже настояно, да здесь и не купишь ни где! Через полчаса, оставив хозяевам под амбарным замком картонку – привет от наших штиблет, впрягаемся в свои груженые волокуши и ступаем на дорожку, которую судя по всему, «накручивал» снегоход. До другого берега (кладбище, залив) по нехоженым снегам идти более километра, а потому как нельзя кстати, оказалась эта рифленая накатанная «лыжня». Ну что господа, с богом!… В прошлом на этом участке водохранилища мы бывали не раз, и если за последние 10 лет по дну не ходила казахская «драга», то все рыбьи нычки (рельеф дна, клевые места) должны быть на месте, и нам известны как своя пятерня. Сегодня наша экспедиция прибыла за хищниками (окунем и щукой), поэтому выбор места ловли будет соответствующий – небольшой 200-т метровый прибрежный залив на противоположном берегу, где много травы, а глубина прыгает скачками до самого русла как кенгуру. Район станции Перелески, который несколько ближе к Джитогоре, для ловли щуки и крупного окуня всегда был перспективней в разы (большой залив и с ближней, и с противоположной стороны), но, к сожалению, там отсутствует подъезд для машин, а записываться в пехоту нам уже по возрасту не с руки. Поэтому выбор пал именно на «кладбище», да и к тому же, недавно в этих местах побывали наши знакомые, и с их слов, здесь рыбалка тоже вполне… 8 – Эй там, пенсионный фонд, давай подтянись! – оглянувшись, я поймал зайца от выглянувшего над холмами солнца, и перекинув постромку прибавил шаг. Наши дедки, отстали метров на сто и, судя по всему, достав подручные тормозки, запивали свой валидол. А что делать? Возраст, он и у ежа возраст, а рыбалку, которая пущи не воли, ни в каком возрасте не отменить! К 10 утра, подрумяненные и вскипевшие, мы все 6 человек добрались к противоположному берегу в заданную точку и разбили походный стан. За час, большая 8-ми местная палатка, печь, 10-ти литровый баллон и прочее необходимое было приведено в боевую готовность, и только тогда над Верхнетобольскими просторами прозвучал тост: «Ну, за рыбалку!»… Первая лунка в 10 метрах от берега, так как в этом заливе 2 метра глубины нарастают сразу же, как на обычной полноводной реке. Далее, сверлим наискось от берега в сторону далекого русла, чтобы как можно подробнее «ощупать» подводный рельеф. Помимо мормышечно – балансирной обыденности, у каждого из нас по десятку жерлиц, так что, сколько не сверли, лишних ледяных дырок не будет. Лед чуть более полуметра – первые 6 лунок делаю за один заход, затем еще пять и только тогда отправляюсь к нашей «гостинице», чтобы распечатать свой походный рундук. А здесь уже полным ходом ловля идет! Наши старцы, сделав себе по лунке и даже не утруждая себя прикормкой, закинули свои непонятные удочки и пытаются что-то поймать. Ха – ха! Видно старпеды подумали, раз Казахстан, то рыба сама бросается на крючки! Наивные! Чешуйчатой живности здесь конечно полно, но все, же это не рыбный базар, и пока крупного окуня найдешь, не один литр пота из-под шапки стечет! – Ну что, горемычные, похоже, всю рыбу решили словить?! – я вытащил из рюкзака свой «балдомет» и подсел к старикам. – Добрый народ еще лунки сверлит, а у Вас уже крючки с наживкой на дне! Хитрецы! Под общей палаткой, рядом с которой расположились дедки, глубина около 6 метров – самый нужный середнячок. Глядишь, может, и выудят по паре ершей! – Ладно, господа, сидите не дергайтесь. Про Вас не забудем, когда рыбу найдем! …Подцепив к вертлюгу 20-и граммовую «рапаллу», бросаю ярко раскрашенный балансир в первую «береговую» лунку и тот под собственной тяжестью стремглав исчезает под водой. Зафиксировав приманку в 10 сантиметрах от дна, поудобнее прилаживаю на стульчик свои «порты» и делаю первый подброс. Ну что, проверим, чем тут полосатые «казахи» дышат… Время времечко бежит, путь по лункам мой лежит! Лунка раз, лунка два, лунка три – бамц!!! В третьей лунке, где глубина «утонула» на метр, на паузе вдруг кто-то так хватанул, что жесткий удильник буквально выбило из руки. Бля-бла-бла! Хлыст со льда хвать – пусто, поздно батенька, «дырявые руки» нужно дома было чинить! Вытащив «покусанный» балансир, оглядываю на нем щучьи царапины и снова запускаю его под лед. Что ж, рыба есть – значит, будем с ухой! 6 … Взмах, еще взмах удильником – пусто! Только что покусившаяся было на мой балансир щука, видимо решила больше не испытывать свою судьбу и не пробовать приманку повторно, а потому после пяти минут безуспешного размахивания удилом, я подобрал на шубенку леску и перешел к очередной ледяной дыре. Проткнув шабалой шугу, в снежную щелку засылаю своего «казачка» – рапалловский балансир, с которого только что зубастая «казашка» чуть шкурку (краску) не содрала живьем! Смотав с варежки леску и не обнаружив дна, скидываю с катушки почти метр, и только тогда искусственная рыбка коснулась придонной травы. Что ж, пока все по плану – внизу трава, глубина от берега постепенно растет, значит и рыба должна быть. Тем более, что страж (щука) местных полосатиков уже объявился! Подбросив балансир несколько раз, делаю 5–ти секундную паузу, и на этой паузе тут же по сторожку – тюк! Еще раз подброс, затем еще раз и снова – тюк! Да-а, что-то не похоже на поклевку килограммового горбача. Объяснений этому два: либо рубашка коротка, либо пупок большой! С перевода на рыбацкий – или приманка слишком размеристая и тяжелая, или рыба без аппетита и меньше чем сам балансир. Да и флаг им, пусть потешатся. Снова собрав на варежку леску, бросаю рыбе в лунку горсть мормыша и продолжаю обход. Новое ледяное отверстие, и к моему удивлению снова – тюк. Да что же это такое?!.. Через полчаса, обойдя весь круг и оставшись по рыбе в нолях, подхожу к нашей большой палатке (общее место ночевки) и выбрав из своего ящика балансир меньшего веса и размера, подсаживаюсь к нашим дедкам. – Ну что господа, как поживают живцы? – Есть маненько, ершишки с вершок! – один из бородачей отбросил удочку в снег и у него из-за пазухи тут же появился кожаный флаконец. – Ну, давайте, чтобы малость рыбе клевалось, да старухе моей пожилось! – Уважаемые, Вы это, на фляжку не налегайте. Докторов и реанимации здесь нет, только корсаки, да волки – патологоанатомы… Вернувшись к берегу на свою луночную стезю, подцепляю мелкий 7-и граммовый балансирчик и запускаю его под лед. Ловись рыбка большая и еще больше… И снова тюк-тюк, перехожу на новую лунку и опять – тюк-тюк… Да-а, вот тебе и казахские рыбные закрома! Да за таким «тюком» я и на родное озеро Смолино мог бы сходить! … На предпоследней лунке глубина выросла втрое, и когда после нескольких «раскачек» я стал балансиром мелко стучать о дно, вдруг, сторожок как-то необычно резко и уверенно придавило, и я коротко подсек… Оба-на – зацеп, что ли? Первое впечатление было такое, что балансир играл под корягой, и когда я дернул, на подсечке он вглухую впился в нее. Но тут же, через пару секунд, «мертвая» леска, которую я натянул до предела, ожила, и кто-то без всякого моего спроса-опроса, поволок ее вниз. Эй, Вы куда?! Уцепившись в снасть (леска 0.25мм) которую как я считал просто невозможно порвать, защелкала о края лунки и так больно впилась в пальцы, что пришлось их разжать и схватить само удило. Щ-щ-щ-елк!!! Звук от лопнувшей суперпрочной французской лески был таков, как ежели снова над головой пролетел и грохнулся уральский метеорит! Н-да, вот тебе и ершишки у дедов на шишке! Тут явно другое, похоже, американские подводные лодки прибыли в верхний Тобол! … – Ну как дела, динозубры?! – размахивая обрывком лески, я снова притопал к шатру, возле которого, благополучно закончив фляжку, весело балагурили наши дедки. – Живцы для жерлиц есть? – Сынок, ты сядь, не мельтеши! Выпить, правда, нечего, за то какая погода, какой воздух, какие места! – забыв про удочки, обнявшиеся старцы явно уже во всю купались в коньячных парах и слава богу, что еще кого то могли признать! И действительно, погода – кайф, с рыбой, похоже, тоже скоро определимся, тревожит только одно – с востока постепенно затягивался свинцом светлый до этого горизонт. Опыт есть – это не самая лучшая погодная перспектива… 5 « Мудрейшие, давайте живцов ловите, хватит тут крупняка тягать» – отложив оборванный блесномет, я достал из палатки свой жерличный мешок, живцовую канну и сменил 130-й на 150-ый шнек. Если здешняя рыбешка французскую леску 0.25 мм пустила в расход, то 130-и миллиметровая лунка ей явно не в размер. Малова-то, будет! Веселые дедки, закончив свои коньячные посиделки, снова взялись за удочки и теперь начали таскать из лунок вполне съедобных окуней, которые своими размерами уже не подходили для живца. Видимо сработал прикорм, без которого, по началу, у них были только ерши. Сложив в канну всю полосато-колючую мелочь, на 100 метров отхожу от палатки и вгрызаюсь в более чем полуметровый лед. Общая 10-и местная палатка – центр радиуса (глубина 6 метров), 60 жерлиц (по десятку на каждого) будем ставить в круг. Таким образом, мы охватим и глубину (до 10 метров) и прибрежный свал (от 3 метров) и само прибрежье. Осталось только на коловороте не умереть! Сверлим – ставим, сверлим – ставим… Зарядив 6-ю жерлицу, в изнеможении рюхаюсь в снег и перевожу дух. Наши дедки кайфуют у палатки, остальные мои друзья тоже метрах в двухстах подозрительно в кучку присели и «не мычат», и только я тут как пожарная лошадь весь «дымлюсь» и в поту. В общем, у всех кроме меня все хорошо. И тут, когда я уже хотел достать рацию и немножко на всех «посерчать», вдруг за спиной, где я только что на тройник зарядил пучеглазого ерша, щелкнуло – из жерличной скобы выскочил черный флажок. Ветра не было, и в тишине этот звук был, как передернутый ружейный затвор – поклевка! Вот так всегда: вроде бы и сил уже нет, и второе дыхание давно с ручки ледобура стекло, но если выстрелил флаг, это как умирающему сердечнику адреналина укол! Побежали… 2 Оборот жерличной катушки, еще оборот, катушка встала… Все понятно – ерша нашего «приголубили», под свою «крышу» (корягу) затащили, теперь зубастая стоит и колючки зазворачивает в свой пищеблок. Что ж, прикурим – покурим, подождем «щучью мать»! … Багор, багор!!! – сколько бы я не надрывался после подсечки, когда катушка вдруг ожила и ее «понесло», рядом вокруг были только мои же следы и тишина. Оно и понятно, друзья далеко – не докричаться, а у пенсионеров болезней набор, и слух, по которому медведь всеми четырьмя прошел. И что? Да ни чего! Я в натяг уцепился за леску (0.4 мм), а с другой стороны с не меньшим упорством кто-то вцепился в тройник. Тянем-потянем – все при своих! То я, по десятку сантиметров выберу метра два, то «подводная лодка» оживает, и «капитан Немо» буквально вырывает леску из моих рук… Заводили «крокодила» через 15 минут, когда мои пальцы посинели, а в рацию я так наорался, что потом всю оставшуюся рыбалку у меня не менялся сиплый голосовой тембр. Услышали-таки, «хризантемы ботиночные», прибежали! Высверлив еще две 150-е лунки, трофей вытащили двумя баграми, и рыбка (щука) оказалась ой-е!!! Вечером, помимо всей прочей общей добычи ( 3 десятка окуней до 500 граммов, 6 щучек до 3 килограммов) главный трофей – щука в 11 килограммов – подзамерз, и как рыбье «копье судьбы» был воткнут в сугроб перед в ходом в наше походное жилье. 1 Впечатлений от первого дня рыбалки у всех было выше воротника, чем и делились мы почти до утра, не забывая про крепкий чай, сдобренный армянским коньячком. За солдатской палаткой висела морозная ночь, а у нас было светло и «не было мух» – работал десятилитровый газовый баллон, выставленный от греха подальше на холодную улицу. Небольшая печка стояла в специальном железном тазу, и, рдея 12-ю квадратами керамики, без копоти давала тепло. Почему в тазу? А все потому, что опыт ни каким коньяком не зальешь! …Когда до рассвета оставался всего час, наша команда выплыла из непродолжительного сонного забытья, в которое под коньячок мы все попали далеко за полночь. Дедки разогревали недоеденную уху, другие товарищи обменивались приманками и вязали оторванные щуками мормышки, а я, натянув подсушенные за ночь у печки бахилы, с моим Лехой «оруженосцем» отправился проверять жерлицы, коими мы буквально утыкали все вокруг. На улице было тихо и морозно, небо на востоке светлело, и звезды постепенно скатывались куда-то за горизонт … – Вон, смотри, сразу три флага стоят, вон еще 2 и еще!!! – в предрассветных сумерках уже довольно уверенно угадывались сработанные сигнальные флажки, которые вытянувшись высотой почти в метр, как часовые отдавали нам честь. Ну что, начнем нашу добычу собирать… Через час окончательно стало светло, и мы с Лехой, сняв с жерлиц 8 щук (до 2 кг.), вернулись к нашему «шалашу». Мелкие живцы давно кончились, и жерлицы пришлось заряжать пойманными вчера окунями, которые по своим размерам давно выросли из живцовых «штанов». Разумеется, прежде чем насаживать на тройник таких «мальков» (150 – 250 граммов), которые запросто могут сдернуть флаг, им пришлось предварительно отрезать хвосты. Утешало одно, что на такую крупную насадку найдется соответствующий зубастый роток! Оставив Лешку с дедками караулить жерлицы и собирать щук, забираю бур и отправляюсь вслед за мужичками, которые уже ушли ловить нащупанного вчера полосатого крупняка. С их слов, на блесны и балансиры окунь не брал, предпочитая леску 0.14 – 0.16 миллиметров и средние мормышки с подсаженным мотылем. Да-а, казалось бы, такое немереное количество окуня в этих казахских водах, и, по-идее, он должен ловиться на все что подадут. Ан нет, не тут-то было. Видимо даже в этих бездонных рыбных запасниках месяц март «рулит» вовсю – глухозимье называется! Первая лунка, вторая, третья… Глубина подо льдом около 8-и метров, поэтому бросать мормыш без кормушки, резона нет. Взяв жестяной «прибор» у своих коллег, которые уже успели не плохо подловиться за прошедший утренний час (окунь 200 – 300 гр.), запускаю прикормку ко дну и начинаю обход… Первая лунка и кивок удочки тут же уверенно придавило вниз. Подсечка, и полосатик в 200 граммов начал свой последний подъем из Верхнетобольких вод. Мотыля пучок на крючок и крашенный «чертик» снова потянул 0.16-ую леску вниз… Средний окунь клевал почти во всех лунках «без перерыва на обед», и поначалу, такая рыбалка для меня была просто в улет. Но в конце концов, размер рыбы стал приедаться, и я, на всякий случай, законсервировав (засыпав снегом) самые клевые лунки, отправился поискать что-нибудь покрупней. Отойдя метров на двести от приятелей, которые продолжали «душить» окушка, делаю пробный замес и кормушкой замериваю глубину. 12 метров – похоже начались прирусловые ямы, которые изобилуют коряжником, соответственно и обитатели этих мест должны быть жирней. Следующая недалекая лунка с кормушкой мормыша неожиданно оказалось «мельче» метра на 3, еще высверленная лунка и отмель снова выросла метра на два. То есть, чем дальше от берега, тем меньше воды. Интересно, кто тут на «банке» живет?! 7 … В самой глубокой лунке с первой же проводки прицепился здоровенный ерш, который выпустив из пасти «легочный мешок» (быстрый подъем с глубины), казался уже не рыбой, а не понятно чем. Следующая проводка и снова 150-и граммовый ерш, покинувший 12-и метровый приямок, высунул на лед свой пузырь. Нет, нам такая рыба не к чему, ухи мы еще ночью объелись! Подсадив свежего мотыля, подматываю на катушку леску и перехожу туда, где начиналась мель. Опускаем, опускаем… – р-раз, и не то что кивок, а просто саму удочку дернули из рук, и тут же не останавливаясь, упорно потянули вниз. Складывалось впечатление, что на мормышку, опущенную в полводы, внезапно подвесили гантелю, и чтобы не лопнул тонкий монофил, приходилось сбрасывать его с катушки. Наконец, рыбешка выдохлась и встала, и тогда тянуть настала моя очередь. И вот оно счастье рыбацкое – с третьего захода (травим-отпускаем-тянем) вытянул окушка килограмма под два! За два дня, из всей нашей команды он оказался «круче всех» – дома взвесил: 1.830 граммов. Вот это боцман, вот это горбач! … Тут не было такого бесперебойного клева, как на первом месте от куда я ушел, за то здесь, на банке (отмель), через раз попадались темно – зеленые «лапти» в 500 – 800 граммов, а это уже не хухры – мухры! Улов возле лунок постепенно рос, и я уже прикидывал в какую сторону сверлиться на завтрашний день. И только я было «раскатал губу» на двухсуточный гигантский улов, как вскоре притопал мой Леха и сообщил, что одному из наших дедков, после ночной птицы «перепел» стало не по себе и ловлю нужно кончать. Блин, вот это непруха! Вот так всегда, наберут без медкомиссии в Красную армию, потом воюем с «утками» наперевес! Все остальное – сборы, обратная дорога, задыхающийся и постоянно глотающий пилюли больной, было совсем неинтересно и если честно, вызывало только досаду и грусть. Хотя чего пенять, с каждым может случиться. Вот такая вышла поездка, когда вместо двух суток отрыбачили только одни. А помнится, когда-то бывало, совсем наоборот. Что делать, мы просто люди, и у госпожи судьбы на нас, человеков, всегда были, есть и будут планы только свои. logo_ЮУ_П Материалы Павла Прокопьева на сайте http://www.up74.ru/

Теги: , , , ,

Яндекс.Метрика
20936479